розеншток
ви добрі пани, пануйте над нами й далі
Я начала рисовать ее. Черты лица настолько ярко выражены даже на набросках, что я временами просто бросаю карандаш и начинаю рыдать от восхищения. Почему именно она? Ведь на свете так много прекрасных женщин. Красивых, в конце-то концов.