розеншток
ви добрі пани, пануйте над нами й далі
У меня есть штатив. Наконец-то. А еще у меня осталась последняя двадцатка на дорогу в четверг. Из еды только вино, арбуз, какие-то овощи и яблочное пюре. Мне лень говорить людям, что я люблю только сухое, поэтому мне дарят кагоры и тамянки. А от них тошнит. Господи, я не знаю. Я хочу провалиться куда-нибудь. Или хотя бы не иметь потребностей. Но иметь верящих в меня людей. И не верящих, а хотя бы помогающих. Красивую модель, которая ради идеи легла бы на раскаленный асфальт или ходила бы голой по лесу. Я не знаю, мне надоело быть одинокой. Меня все раздражает. Я что-то ищу каждый день, но такое чувство, будто стоит какой-то блок и я не могу уйти дальше себя сегодняшней. Это длинная тема. Я готова писать своему бывшему, приехать в Москву и повести его на Большую Никитскую, отдать ему его картины и попытаться что-то восстановить. Я просто не могу. У меня нет денег, никакой надежды на людей и есть обида на себя.