розеншток
ви добрі пани, пануйте над нами й далі
Нет, я не буду тебя ни с кем делить. That bush is my bush! My bush! Mine!

Пока я ною по двадцатым, разливаю ручьи слюны на витрины антикварных магазинов и в итоге все равно хожу в одной и той же юбке - люди просто покупают бархатные платья и носят бархатные платья. И переговаривают даже меня. И не слушают мои истории. И спонтанно покупают себе шляпы. И курят трубку прямо в кафе. А я что? А я молчу. И плачу над сломанным ноутом.