розеншток
ви добрі пани, пануйте над нами й далі
Завтра будет лучше. Целый день просмотра I love Lucy и питья чая с медом прошел успешно. У меня есть фрукты, кешью, железный хулахуп и два тома Генриха Манна. Я постараюсь отдохнуть. Я постараюсь не курить хотя бы до пятницы. Последние четыре дня меня преследовало переутомление, я забыла, что такое аппетит и сон. Если бы не отсутствие денег, я бы прямо сейчас побежала проявлять пленку и порадовылась бы. Но подожду до завтра.

Я в очередной раз настраиваюсь на то, что все будет хорошо, что у меня все получится и никакие неудачи меня не сломают. Но потом моя любимая ложечка для абсента трескается пополам и я опять начинаю стродать страшными строданиями. Ох, стродать.

Я видела ее. Не знаю, была ли это она, но мне нравится сопоставлять факты и думать, что я видела именно ее. Она очень красива. Она красива, когда высыпается. А я сама виновата. Я просыпаюсь под мелодию Калифорнийского апельсина, я засыпаю под мелодию Калифорнийского апельсина. И постоянно вспоминаю, как сидела на ее кровати, смотрела в зеркало шкафа, а она ходила по комнате и доставала какие-то книги.