розеншток
ви добрі пани, пануйте над нами й далі
Половина сказанного тобой не является правдой даже самую малость, тогда как вторая половина правильна до мелочей. Но я не знаю, кому верить. Совсем не хочется принимать как должное только самые резкие высказывания. Я начинаю путаться в собственных мнениях, терять первичную цель происходящего. А все же сегодня тот день, когда я наконец-то останавливаюсь, остаюсь один на один со своими мыслями, болезнями, проблемами. Успокаиваюсь.

Как бы я не окружала себя всяческим шумом и людьми, это все же не помогает заглушить всю ту хуйню, которой полна моя голова. Чем громче музыка, тем тише внутри. Нужно перестать прятаться по подворотням, по углам пабов или стараться заполнить день абсолютно бессмысленными и бесцельными действиями. Помимо стродательных строданий и разнообразных бед есть еще обязанности, представляете.

Я все-таки болен. Когда я пытаюсь описать мое состояние, я не могу передать и половины того, что происходит на самом деле. Не так все ясно и просто. Опять возвращаюсь к тому, что не знаю, чему больше верить. Я не привыкла быть центром вселенной, даже если эта вселенная состоит из нытья, долбоебов, нищебродства и инфантильных решений.

У меня столько проблем, мне столько всего разгребать, а я сижу пьяная в хлам и смеюсь во весь голос. Страшно смеяться, когда знаешь, что в любой момент этот смех может превратиться в истерику. Стоит только вспомнить. Но в ближайшие минуты три, пока будет играть Private Idaho и я буду сосредоточена на хороших воспоминаниях, смех - это просто смех.