розеншток
ви добрі пани, пануйте над нами й далі
Мне никто и никогда не дарит подарки. Я не знаю, как это - поддержка. Любая одежда выглядит на мне старой и дешевой. Хотя это скорее потому, что я одеваюсь исключительно в секонд-хендах. Под моими глазами темные круги, а губы синие. На что бы я не снимала - получаются самые ужасные кадры из всех возможных. Я забываю половину того, что нужно помнить. Спрашиваю совсем очевидные вещи. "- Ой, скажи, а куда это мы едем? А вот как эта штука называется? - Мы едем домой. Эта штука называется пакет."

Нет смысла завидовать тому, кем никогда не станешь. Нет смысла завидовать врожденным талантам. Я не умею петь, не умею рисовать, не умею фотографировать. Не умею разговаривать, не умею жить. Даже спать разучилась. Говорит, найди в себе силы. Найди в нем силы. Собери их и действуй. Но у меня нет сил. У него их просто не бывает. А тебе легко говорить, ты окружен людьми, счастьем, радостью и собственным умом изнутри. Ненавижу тебя. Ненавижу вас всех.

Я бы так хотела, чтобы меня перестали использовать. Меня легко использовать под предлогом помощи или любви. Просто скажи, что только ты обо мне заботишься на самом деле. И бери у меня все, что хочешь. Собственно, так и получается. Ты берешь, берешь и еще раз берешь. У меня нет дома, нет памяти, у меня отбирают последнее. Как я уже говорила, все станет гораздо хуже. Но пока что. Пока что. Все тоже не очень хорошо.

Мне надоело быть одинокой. Мне надоело греть душу этой иллюзией, будто что-то есть. Все равно ведь нужно отпускать. И опять никого не останется.