розеншток
ви добрі пани, пануйте над нами й далі
За пару недель до меня и через пару недель после меня.

Вельвия лежит в холодильнике, проявлять ее я не хочу. Целую ночь двигала кровать весом в, похоже, несколько центнеров. Стало спокойнее. Голос в голове уже не крутится, читается все безлико, но очень тяжело. Мне еще долго так. Мне навсегда так. Хочется бежать, тратить энергию и забивать голову. Но получается плохо. Точнее совсем не получается. Помню, как вчера толстая китаянка, сидящая возле нас, писала какие-то китайские смс-ки и ела острые куриные стрипсы. По запаху было слышно, что они острые. Я была за два сиденья от нее, но потом странная русская компания, летящая в Лондон, попросила нас подвинуться к стрипсам. Я была окружена соблазнами со всех возможных сторон.